"Подстрочник памяти"

14 июня в 11.00 часов гостем Гуманитарного центра будет Александр Танков - один из ведущих поэтов современной петербургской школы, давний друг и ученик известного поэта Александра Кушнера.

Встреча пройдет в рамках «Литературных вечеров», и поэт представит свою программу «Подстрочник памяти».

До чего этот воздух прокуренный рыж,
Этот свет неразборчив и лжив,
Ноздреватые глыбы срываются с крыш,
До чего я пока еще жив.
До чего мне пока еще больно смотреть,
Даже если не видно ни зги,
До чего мне пока еще жаль умереть,
Не отдав этой жизни долги.
До чего еще можно все то, что нельзя,
До чего еще жадно и зло,
Оступаясь, оглядываясь, скользя,
Понимать, до чего повезло.

Александр Танков родился в Ленинграде в 1953 году. В 1970-е был замечен среди поэтов андеграунда, но никогда не пытался в этот самый андеграунд уйти, считая это почти эмиграцией.  Его стихи появлялись в самиздате, что говорило об их популярности в «народе», иногда  случайно узнавал и  о песнях на свои тексты. 

   ИзображениеАлександр Танков – лауреат поэтической премии имени Анны Ахматовой за 2004 год, автор поэтических книг «Имя снега», «На том языке», «Жар и жалость», «Дежурный свет». Стихи Танкова публиковались в журналах «Новый мир», «Знамя», «Звезда», «Нева», «Всемирное слово», «Искусство Ленинграда», «Крещатик», «Другие берега» (Копенгаген),  и других. Его стихи  переведены на английский, литовский, словацкий языки.
   

«Лирический герой Александра Танкова смертельно болен любовью, встревожен, раним и благодарен миру за все, за все… В стихах Танкова… звучит, взволнованно дрожа, абсолютно своя, личная, с запинками интонация…».                     Татьяна Бек, «Независимая газета"

Пусть уходят тусклые дни, как в песок вода.
Чем скорее, тем лучше, в беспамятство, в перегной.
Потому что любовь невозможна и никогда
Я не стану тобою, и ты не станешь мной.
Потому что чужую кожу нельзя надеть
Как чужое платье, пиджак с чужого плеча,
Потому что неповторимым нельзя владеть
И сгорает жизнь единожды, как свеча.
Потому что чужими глазами нельзя смотреть
И в груди не воздух — колотое стекло,
Как свеча, сгорая, едва ли осталась треть,
Чем скорее, тем лучше, свидание истекло.

    «Я люблю поэзию Танкова: в стихах он краток и горяч… Замечательно то, что муза Танкова, при всей пылкости и страстности, обычно поет с открытыми глазами, зорко видя окружающий мир».                                                                             Александр Кушнер

Разрывная, горючая, гулкая страсть
Горячее объятий твоих,
Как попытка случайную радость украсть
Полноценную смерть на двоих.
Разыграв молодую ночную грозу,
Как сонату, в четыре руки,
Ты останешься, словно соринка в глазу,
Словно шест посредине реки.
Соловьиным стихом четвертована ночь,
И в разрыве чужая звезда,
Не пытайся понять, не пытайся помочь,
Но останься со мной навсегда.   

«У современной поэзии сегодня есть одно замечательное достоинство: по сравнению со всеми остальными искусствами она не востребована, - считает Александр Танков. - Когда-то были придворные поэты, поэты-лауреаты. В  средние века в Исландии, например, считалось, что поэзия это самая сильная магия, поэтому поэтам платили огромные деньги. Сейчас этого нет и  никто тебя не собирается покупать. Тиражи у поэтических книг такие, что жить на это невозможно, поэтому можно писать то, что  ты думаешь…». 

Еще новости: