ТРИ ВЕКА

ИзображениеТак нелегко текли твои три с половиной века,

А пролетели, как единый миг.

И ты стоишь, в судьбу свою вобрав

Минувших дней события и сказки,

Простор – от Енисея до Аляски,

Соседство океанов и держав.

Тебе к лицу движение веков,

Острог Иркутский, ты, покинув детство,

Стал городом...

Да будет твой удел красив и вечен,

Да будет благороден твой удел!

                                     Марк Сергеев

 

ИРКУТСКАЯ ПАСТЕЛЬ

ИзображениеДеревянные улицы старого города.
Я привычен уже к колдовским мостовым,
И теперь забываю, как степенно-гордо
Вы когда-то казались всем миром моим.

Думал я, проходя под окошками теми,
Что на свете величественней не найти
Городов, где такие же были бы теремы,
Городов, где такими же были бы мы.

Под резными под теми лилась кружевами
Задушевная песня моих стариков…
Я теперь далеко, за москвами, москвами,
Вы теперь далеко от меня, далеко.

Только чудится мне, когда пригород старый
Промелькнет меж перронов, полей и холмов,
Что дома деревянные корни пускают
И живут своей жизнью средь каменных снов.

                                             Инна Молчанова

 

ОБ ИРКУТСКЕ

ИзображениеМы постепенно город обживаем.
Сначала дом, где мы явились в мир, 
Потом квартал с грохочущим трамваем, 
Потом подъезды дружеских квартир. 

…И переулки, полные преданий, 
Скамейка поцелуев у пруда, 
Затем углы внезапных расставаний. 
И чаще – расставаний навсегда. 

Мои паденья и высоты, 
Моих детей друзья и кумовья, 
И все работы, страхи и заботы, 
Моя любовь и нелюбовь моя. 

…О город, разноликий, разнолицый, - 
Зимой и летом, и в разгул весны, - 
Ты мой дневник, где вырваны страницы, 
Но многие еще сохранены.

                                             Марк Сергеев

 

ИРКУТСК

ИзображениеПровинция, маленький город...

Простые жилые дома

Порой ужасающий холод

Лачуги, плотина, тюрьма...

 

Душевные, добрые люди

С сибирским смешным говорком

Без всяких ненужных прелюдий

Одежда Китая мешком...

 

Походы в леса, огороды

ИзображениеСибирской тайги красота

Охота, закаты, восходы

Байкальские чудо-места...

 

Провинция, маленький город...

Тяжелая странная жизнь -

Влюбился я тут в жуткий холод

Рождение вновь пережил!

                       Константин Ведов

 

*****

Изображение​Лесистых гор полуобвалы 

Касанье голубых лекал 

И скалы, срезанные валом, 

И небо, павшее в Байкал. 

И сам он, величав и вечен, 

В гранитной раме вырезной, 

И весь - до донышка - просвечен, 

И весь - до капельки - родной. 

И Ангары полет строптивый, 

И ветра крик, и гул турбин, 

ИзображениеИ птицы-сосны над обрывом, 

И дикий ветер баргузин - 

Все это, без чего не в силах 

Быть далью даль и ширю ширь, 

Ты немыслима Россия, 

И ты немыслима Сибирь.

 

                               Марк Сергеев

 

ИРКУТСКУ

ИзображениеБегут и бегут прибайкальские шири, 

Саянские горы синеют вдали. 

Нас встретит столица таежной Сибири, 

Любимый Иркутск, середина Земли.

Других городов – их немало на свете, 

взгляни на восток и на запад взгляни, 

сквозь тысячи верст мы свой город заметим, 

Любимый Иркутск, середина Земли.

Пусть есть города и красивей, и выше, 

но где бы пути иркутян ни легли, 

они тебя видят, они тебя слышат, 

любимый Иркутск, середина Земли!

                                      Марк Сергеев

 

ИРКУТСКАЯ ИСТОРИЯ

Иркутская история среди житейской прозы -
Как будто в белом инее возникший белый стих.
Над Ангарой туманною крещенские морозы
Качаются в безветрии, и город бел и тих.

В прозрачных зимних сумерках пройдусь, наверно, вскоре я
По деревянным улочкам - и будет мне легко
Листать твои названия, иркутская история,
Печальная история прошедших трёх веков.

Кружат голуби над церквями, переулки звенят подковкой,
А купеческие ворота - век никто их не отпирал.
Монастырскими куполами над застывшею Ушаковкой
Бредит сосланное дворянство и расстрелянный адмирал.

ИзображениеШумит вдали сибирская железная дорога.
Вокзального диспетчера давно свели с ума
И поезда столичные - до Дальнего Востока,
И электрички местные - до станции Зима.

А мне ещё аукнется удача припасённая:
Вернусь я вновь когда-нибудь в одну из этих зим,
И по Байкальской улице к Байкалу повезёт меня
Иркутская история - маршрутное такси.

И пускай наступает вечер, и пускай отступает горе.
Я приду на скалистый берег и найду поположе спуск,
Протяну я Байкалу руки и священное это море
На восток заберу с собою, чтобы помнить тебя, Иркутск.

                                                         Андрей Земсков

 

В морозной дымке спрятался Иркутск

(Старому, деревянному Иркутску)  

В морозной дымке спрятался Иркутск,
Кусты, деревья вокруг инеем покрыты.
Струится к небу из печей бесшумно дым
В домах, у многих, окна ставнями закрыты.

Ты молодеешь, быстро, старый наш Иркутск,
Убогость, притулилась, рядом с барством.
А ведь давно, когда-то в прошлом, мимо вас,
Лихие тройки, часто, правились с ухарством.

Купцы, мещане или юнкера,
В компании прелестнейших созданий,
Вдоль ваших окон, вдаль умчались навсегда,
ИзображениеОставшись на задворках мирозданий.

Все ветхие от старости дома,
Вы в жизни повидавшие не мало.
Влачили терпеливо тяжкий крест,
Сейчас же скособочились устало.

Вокруг вас вырастают, как грибы,
Дворцы и теремочки расписные,
А вы в своём сермяжном большинстве,
Стоите лишь едва полуживые.

В морозной дымке спрятался Иркутск,
Кусты, деревья вокруг инеем покрыты.
Струится к небу из печей бесшумно дым
В домах, у многих окна ставнями закрыты.

                                               Сергей Кретов

 

Старый Иркутск

ИзображениеНа дьячем острове боярский сын Похабов
Построил хижину, чтоб добывать ясак...
Прошли года в глухой тоске ухабов,
Века легли, как гири на весах.

Над летниками тесными бурятов
Сычиный дух да хмель болотных трав:
Сюда бежали, бросивши Саратов,
И вольный Дон, и старой веры нрав.

И город встал в пролете этом узком,
Суму снегов надевши набекрень,
И наречен он был в веках Иркутском,
Окуренный пожарами курень.

Вот он встает в туманах, перебитых
ИзображениеНеумолимым присвистом весны.
Немало есть фамилий именитых –
Трапезниковы, Львовы, Баснины.

Он богател. Его жирели тракты,
Делил полмира с белыми дверьми,
И чай везли его подводы с Кяхты,
Обозы шли из Томска и Перми.

Он грузен стал, он стал богат, а впрочем,
Судеб возможно ль было ждать иных
От золотых и соболиных вотчин,
От ярмарок и паузков речных.
Он, словно струг, в века врезался древний

                                 Виссарион Саянов

 

Песня об Иркутске

ИзображениеКогда мы шли военными дорогами

Сражений и походов боевых,

За пядями таёжными, далёкими

Ты снился мне в землянках фронтовых.

За Одером развеялись пожарища

И за Хинганом смолк последний бой,

Как старые хорошие товарищи

Мы снова повстречалися с тобой.

Студёный ветер дует от Байкала,

Деревья белые в пушистом серебре,

Родные улицы, знакомые кварталы,

ИзображениеГород мой, город на Ангаре.

Летят составы дальними дорогами,

Составами грохочут наши дни

И скоро над ангарскими порогами

Зажжём как солнце яркие огни.

Тебе волной звенеть и песней славиться,

Огнём залив таёжные края,

Река моя, любовь моя, красавица,

Суровая таёжница моя.

Студёный ветер дует от Байкала,

Деревья белые в пушистом серебре,

Родные улицы, знакомые кварталы,

Город, мой город, на Ангаре.

                            Юрий Левитанский