В конце XIX – начале XX веков трудно было в Москве найти человека, не знавшего дядю Гиляя - известного публициста и бытописателя Владимира Алексеевича Гиляровского. Громадный, похожий на циркового борца, Гиляровский совершенно не укладывался в привычный образ вечно спешащего репортёра, стремящегося раскопать что-то сенсационное. Создавалось впечатление, что к этому внешне неторопливому человеку все сенсации стекаются сами, не даром же он знал всё, что происходит в Москве.

Владимир Гиляровский писал рассказы, очерки и репортажи, освещая самые разные стороны московской жизни. Одним из первых открыл московское «дно» (очерк рассказов «Трущобные люди», 1887). Имел репутацию «короля московских репортёров». Был членом Общества любителей российской словесности, членом-учредителем первого русского Гимнастического общества и почётным пожарным Москвы.

Дядя Гиляй был не просто популярен, он был любим москвичами. Ему везде были рады, будь то светский приём, актёрская вечеринка или воровской кутёж в притонах Тишинки. Многим казалось, что дядя Гиляй - неизменный атрибут Москвы, как Кремль или собор Василия Блаженного. Но эта незыблемость положения и искренняя признательность москвичей появились не сразу, они были завоёваны повседневным трудом, талантом и любовью к первопрестольной и её жителям.