Изображение

Ангелина Кайгородова, студия «Репортёр» ДДТ № 2 г. Иркутска. Фото автора.

Наверняка многие замечали, насколько глубокое сожаление мы испытываем, когда заканчивается любимая книга. Вопрос «А что было дальше?» ещё долго может преследовать читателя. И кто-то из них придумывает продолжения любимых произведений. Такие романы как «Мёртвые души», «Тихий Дон», «Мастер и Маргарита», «Унесённые ветром» в разное время обрели сиквелы.  

Совсем недавно в Гуманитарном центре прошла встреча с Марией Бурковой, автором книг «Верхняя пуговица», «Курс выживания для женщин», «Пособие для невесты» и продолжения к новеллам О. Уайльда «Сказка о звёздном мальчике» и «День рождения Инфанты», по мотивам которых 35 лет назад был снят фильм. М. Буркова рассказала читателям, что вдохновило её на создание «Несказки о звёздном мальчике»: «Фильм я увидела в 1988-ом году. Тогда уже я знала, что лента носит негласное название «Наш ответ «Звёздным войнам». Посмотрев картину в «нежном» возрасте, я обнаружила, что трактую сюжет совершенно не так, как мои сверстники. И, честно скажу, к качественной прозе Уайльда это не имело никакого тогда отношения, то есть весь конфликт был завязан на фильме. С одной стороны, лента продолжает традицию Уайльда, с другой, отличается: заметьте, что ни у одного героя нет собственного имени, есть только название его социальной роли. Это очень важ-ный момент, ведь нам, на самом деле, трудно будет сейчас найти похожие произведения. Любой сюжет, то, с чем нужно установить причинно-следственную связь и выяснить результат вмешательства или невмешательства кого-либо куда-либо мы должны рассматривать как начальные и граничные цели нашей задачи, и потом мы уже сможем подобрать к ней решение. И я заметила, что в фильме всё подчиняется именно этим законам – у нас есть исходный материал, есть люди, которые, обладая характерами, будут как-либо поступать и будут своеобразно своему характеру себя вести, а дальше у нас повествование уже идёт само. Помимо того, что мне нужно было установить, как кого зовут, нужно было, во-первых, восстановить обстановку, для начала понять этих людей. У моей книги есть второе название, которое, скорее всего, характеризует жанр, в котором она написана, хотя, современ-ным языком – это рыцарский роман. В фильме парнишке лет 12-13, не больше. Через пять лет он уже очень взрослый мужчина по меркам того времени. В ту эпоху была проблема высокой смертности, в том числе и детской. Почему Уайльд и пишет в своей новелле «День рождения Инфанты» о смерти главного героя? Он не сочиняет, и он – не злобный автор, который хо-тел бы убить героя просто потому, что он так захотел. Он оценил обстановку и решил, что, скорее всего, такого потрясения слабенький и несоциализованный герой просто не выдержит. Поэтому он решил, что если у него вероятность где-то на 80 %, что герой умрёт, то он и напишет именно такой финал, чтобы читатели его не критиковали. Как раз этим обусловлено то, что в классической литературе мы часто видим массу таких вот трагичных, я бы сказала, финалов». Встреча проходила в форме беседы, Мария Буркова своими умозаключениями удивила слушателей. Она продемонстрировала читателям тяжёлое оружие, которое носили для защиты около 300 лет назад. Читателям довелось даже примерить на себя роль храброго воина, достав меч из ножен и полюбовавшись блеском его лезвия. Автор охотно отвечала на вопросы, поэтому все, кто участвовал в разговоре, получили позитивные эмоции и пищу для размышлений.