Судьба Юрия Олеши - одна из самых драматических писательских судеб советской эпохи.

«Я мог поехать на стройку, жить на заводе среди рабочих, описать их в очерке, даже в романе, но это не было моей темой, не было темой, которая шла от моей кровеносной системы, от моего дыхания. Я не был в этой теме настоящим художником. Я бы лгал, выдумывал; у меня не было бы того, что называется вдохновением», - откровенно говорил Юрий Олеша. Он вырос в другом мире, он мечтал иначе, он жил другими понятиями и образами - и все это оказалось никому не нужно. Олеша всерьёз размышлял, каким он будет, этот новый человек, не знающий душевных мук и сомнений, идеально ясный разумом и духом созидатель и строитель, - и как ему самому, созерцателю, а не созидателю, ужиться в обществе этих людей, где ни он сам, ни его умения не востребованы.

Его последний труд - «Книга прощания» и есть уникальный опыт писательской работы в абсолютной пустоте: искусство не ради искусства, а ради сохранения самого себя.

 «Книга прощания» - как она есть, без сквозного сюжета, без выдумки, без морали - оказывается очень важной во времена, когда ни ты, ни все твои умения никому не нужны. Потому что тем, кто привык искать в книгах ответа, бывает нужен не урок, но умный собеседник.