По-нашему мнению, Гуманитарному центру выпало принять у себя одно из самых интересных мероприятий Международного Фестиваля поэзии на Байкале. Сладкое принято подавать в конце пиршества. Так и мы считаем, что встреча с участниками известного поэтического общества «Московское время» стала «десертом» всей иркутской программы. Поэты – публика гордая и самолюбивая, могут с этим утверждением не согласиться. Уколы словесные примем, но останемся при своём.

Давайте только со временем определимся. «Московское время» - это не перевод стрелок на несколько часов назад, это отматывание хронометража до 1974 года, первых собраний нового поэтического общества, давшего нам множество известных имён. Александр Сопровский (отец-основатель), Сергей Гандлевский, Александр Казинцев, Наталья Ванханен, Юрий Кублановский… Нам же выпала честь принимать Алексея Цветкова, Валерия Дмитриева, Бахыта Кенжеева, Татьяну Полетаеву – поэтов, стоявших у истоков первых самиздатовских сборников «Московского времени».

Многим из современников год 1974 представляется как нечто абстрактное, бесконечно далёкое. Хотелось нам через небольшую презентацию, через знаковые события в жизни страны погрузить зрителей в атмосферу того далёкого времени. Но это объяснимое стремление вдруг вызвало «бунт на корабле» под предводительством поэта Цветкова, заявившего о нежелании заново переживать столь ненавистный ему период «застоя» и тут же выдвинувшего новую программу: «Долой груз прошлого, даёшь стихи новые! Много и разных». Революционно настроенная публика июньские тезисы одобрила, и корабль фестиваля, подняв чёрный флаг анархии, понёсся по новому предложенному маршруту.

Алексей Цветков был вынужден покинуть СССР в 1975 году, чтобы снова посетить страну только через 13 лет, во время перестройки. В то время это было подобно полному сжиганию мостов, прошлое обрубалось навсегда. Мытарства ли пройденные, или врождённый критичный взгляд на окружающее его стихам придали тот сарказм и тонкий привкус яда, заставляющее семейство Борджиа сожалеть о нестыковке во времени с таким искусником для взятия уроков мастерства.

Валерий Дмитриев в московской группе оказался волею судьбы, он родом из Ленинграда - Санкт-Петербурга, где до сих пор и работает. Широкое ли северное небо виной тому, питерская поэтическая школа несла в себе отличия, музыкальному слуху доступные. Ясные, чистые строки, без заумствования излишнего и словотворчества.

Час промелькнул, как и не был. Слишком велика была плотность поэзии на единицу восприятия.  Понадобился антракт, что для наших мероприятий непривычно, но оказался к месту. Перед погружением в поэзию Бахыта Кенжеева надо было вздохнуть глубоко.

Со взглядом поверх очков старого мудрого всепознавшего филина, Кенжеев задал фестивальной встрече новый тон стихами из цикла «Светлое будущее». Многие знания – многие печали, плюс мягкая ирония авторская, голос завораживающе-спокойный. И как вознёс стихами в одночасье – так и опустил тихонько с оставшимся осознанием «Всё проходит, и это тоже не вечно». Есть ли в буддизме сирены – так Кенжеев из их числа.

Татьяне Полетаевой довелось встречу закрывать, слушателю же безошибочно распознать в её строках женское начало. Даже без представления. Женщины-поэты мыслят совсем по-особенному. Даже при совпадении букв и слов послевкусие после таких стихов другое.

Да, они все непохожие, тем и прекрасны! Злые и добрые, ироничные и смешные, с разными взглядами и самовыражением. Чётко проводящие грань между стихосложением и поэзией.

Фестивальный корабль завтра отчалит к Байкалу, нам же останется стоять на берегу, перебирать осколки воспоминаний и ждать года следующего. Только бы приплыли, не наскочили на рифы финансовые.

Вынесено со встречи.

Ещё при жизни основателю «Московского времени» Александру Сопровскому друзьями-поэтами было посвящено несколько стихотворений, которые он посчитал мрачными пророчествами. После того, как трагический случай оборвал его жизнь, мистика таких строк заставляет вздрагивать людей мнительных. И как бы лестно вам не было, старайтесь от подобных предложений отказываться. Мало ли что поэтам привидится-напишется. Может, они секрет какой цыганский знают, или не совсем люди в обычном понимании… Лучше судьбу не испытывать.

Раздел: