"Жизнь и творчество Анатолия Шастина"

Анатолий Шастин

В день памяти нашего земляка, писателя Анатолия Шастина, гостями Гуманитарного центра-библиотеки имени семьи Полевых стали потомки прозаика, семьи Шастиных, Гольдфарбов, Порошиных - его дети, внуки, правнуки. 

26 апреля Анатолию Шастину, автору любимых многими поколениями детворы детских книг «О чем шептали деревья», «Камень-самоцвет», «Таежные звездочки», «Сундучок мастера «Золотые руки», прозаических произведений «…И сближаются годы», «Шаг до истины» «Леший», «Семь часов до отъезда» исполнилось бы 85 лет.  А. Шастин работал собственным корреспондентом газеты «Советская культура», в 1969-70 гг. был редактором альманаха «Сибирь», на страницах которого, несмотря на противодействия, им была опубликована пьеса А. Вампилова «Утиная охота». В 1979 году Анатолий Шастин вошел в редакционную коллегию книжной серии «Литературные памятники Сибири».  Вместе с женой, известным в стране и в мире ученым-фольклористом, доктором наук Еленой Ивановной Шастиной, Анатолий Михайлович совершал поездки в таежные селения, расположенные по Ангаре, Лене, Нижней Тунгуске, где записал немало рассказов сибирских мастеров народного слова. Они были опубликованы позже в книге «На море, на окияне, на острове, на Буяне», изданной в Иркутске в 2010 году.

В 1979-1984 гг. А. Шастин был ответственным секретарем Иркутской писательской организации, за время его работы был открыт Иркутский Дом литераторов – знаменитый «дом со львами» на углу улиц Горького и Ст. Разина. По инициативе Анатолия Михайловича был создан Совет по экологии и культуре при Иркутской писательской организации. Писатель входил в президиум Иркутского областного совета ВООПИК. А. Шастин добился увековечения имен И. Молчанова-Сибирского, П. Маляревского, А. Ольхона, в память о которых были установлены мемориальные доски. Писатель ушел из жизни двадцать лет назад, 16 января 1995 года.

Но по сей день интерес к произведениям А. Шастина не ослабевает. К юбилею прозаика в отделах Гуманитарного центра были подготовлены книжные выставки. В Гуманитарном центре-библиотеке имени семьи Полевых в течение нескольких лет реализуется проект «Иркутск! Тобою рождены известные в России имена…» о жизни и творчестве наших земляков – писателей 20-21 вв., среди которых – и Анатолий Шастин. Для читателей подготовлено информационно-библиографическое издание о нем «Увидеть события по-своему…». 

Любовь Хмельницкая, много лет дружившая с семьей Елены и Анатолия Шастиных, преподает русский язык и литературу в школе. Она рассказывает: «Школьников с его творчеством я знакомлю. У меня есть много его книг, в том числе и подаренных, ведь Шастины были моими старшими друзьями, я 11 лет ездила в фольклорные экспедиции с Еленой Ивановной. В школе поселка Марково я преподаю литературу Восточной Сибири у 150 детей. Например, в 5 классе – а у меня два пятых и три шестых класса – были уроки по творчеству Анатолия Шастина. Дети читали «Пример для подражания», потом обсуждали, писали сочинения, презентации делали, им понравилось».

На вечере памяти, прошедшем в Музее книжных коллекций Гуманитарного центра, была представлена подборка слайдов – фото писателя в разные годы в кругу семьи, с коллегами по писательскому цеху – В. Распутиным, М. Сергеевым, Р. Филипповым и другими. Был здесь и уникальный фотоснимок из архива Гуманитарного центра, переданный вдовой Е. Суворова - Т. Суворовой, на котором А. Шастин запечатлен рядом с писателями Галиной Дробот и Виктором Астафьевым во время обсуждения повести «Соседи» Е. Суворова. Собравшиеся посмотрели запись телеочерка А. Шастина из архива ИГТРК, посвященный теме сохранения исторического ядра архитектурного облика города на Ангаре, его влиянии на духовный облик иркутян. Примечательно, что кинокамера запечатлела самого писателя, ведущего в кадре беседу со зрителем. И у присутствующих на вечере создалось впечатление, что это – не запись, а писатель присутствует в зале, и разговор о сложившихся на протяжении столетий традициях культуры, толерантности, нравственности А. Шастин ведет с нами сегодня.     

Журналист, писатель, доктор исторических наук Станислав Гольдфарб сказал: «Суворов, Шастин, Скоп, Шугаев, Красовский, Гурулев – считаются как бы писателями второго ряда. До революции писателями второго ряда были П. Мельников-Печерский, Н. Лесков - сегодня их называют выдающимися. Ни один иркутский писатель, ни один поэт сегодня не прочитан. Я думаю, Анатолий Михайлович займет свое место. Сейчас это место не определено, потому что оно не может быть определено, поскольку не определены все остальные в этом ряду. Лет на 50 историкам литературы, литературоведам будет достаточно работы, чтобы все это осмыслить и продумать».

Близкие прозаика рассказывали: «У нас в семье считалось: папа пишет, это таинство, была тишина, мы все старались не мешать, не отвлекать, и у него тогда хорошо получалось, и мы ждали, когда родится очередная глава, вечером мы соберемся, и он будет читать. В первую очередь, конечно, маме, Елене Ивановне – она была его первый слушатель и советчик. Иногда он не знал, чем закончится роман или повесть. Потому что когда мы ему задавали вопрос, что будет с тем героем или с другим, он говорил: «Я пока не знаю, как они себя поведут, а они вели себя по-разному, в том числе и непослушными были. Такова была его творческая лаборатория».

Родные писателя говорили и о том, что каждый в их семье самостоятельно выбирал свою профессиональную стезю, но Анатолий Михайлович так или иначе повлиял на этот выбор.   

Старшая дочь писателя, биолог, кандидат наук Надежда Шастина, вспоминает: «Он любил природу: лес, реки, животных, растения. Наверное, эту любовь я переняла из его рассказов мне в детстве, из его книг тоже».

«Очень часто я ловлю себя на мысли о том, что думаю, как отец отреагировал бы на ту или иную мою публикацию, в каких случаях бы подержал мою позицию, а когда бы не согласился с моей точкой зрения, - отметила журналист Ольга Шастина, младшая дочь писателя. – И в каких ситуациях бы он заметил, когда материал «не дотягивает». Но думаю, он гордился бы нашими сыновьями, их отцом, Станиславом Гольдфарбом, работа которого во многом продолжает то, что начинал папа».

«Он был человеком   принципиальным, смелым, решительным: «Если надо, то надо».  Я тоже себя спрашиваю, как бы он расценивал, хорошо ли, правильно ли я поступаю в разных обстоятельствах, - сказала внучка писателя, художница, мама четверых детей, Анна Порошина.  - Я занимаюсь творчеством, подрастают его правнуки, они учатся, в свободное время заняты в кружках и секциях. Сегодня, например, старшие успешно выступили на Открытом Первенстве города Иркутска среди детей на пони и лошадях. Мне кажется, будь он сейчас жив, он был бы нами доволен…». 

Раздел: 

Еще материалы из фотогалереи: