Прекрасно существовать серой обыденной жизнью и обладать короткой памятью. Каждый день одни и те же лица перед тобой, знакомый «от» и «до» маршрут, неотличимые дни недели. Это служит гарантией хорошего аппетита, прекрасного сна, и, главное, не волнует размышлениями излишними, не тревожит память. Что же делать, если довелось встречаться со многими людьми, имена которых уже легенды, исходить немало дорог и побывать во многих странах, обладать при этом даром рассказчика и талантом фотографа? Допустимо ли тысячи бесценных часов общения и зафиксированных мгновений утаить от всех, не будут ли они требовать выхода, мучая обладателя такого богатства.

Слава скупого рыцаря Александра Князева не прельстила. Ему есть чем поделиться, разбирая накопленный за многие годы творчества архив. Но путь бумажного издания слишком долог и затратен, поэтому мастером был открыт новый путь - свои работы он предпочитает издавать на электронных носителях, полагая справедливо, что в наше просвещённое время - это самый близкий путь к читателю.

Новая книга известного фотохудожника - «Автопортрет у шлагбаума» - удивит малым количеством иллюстраций только малознакомых с его творчеством и взглядом на окружающее. Сведущим останется только удостовериться вновь, что Князев продолжает оставаться собой: любая работа или серия снимков у него предваряется долгими поисками и размышлениями, идущими из той поры, когда ценность плёночного кадра была несоизмеримо выше. Цифровые технологии упростили сам процесс фотографии до предела, своей доступностью и массовостью обесценили мастерство. Но даже обладание дорогой аппаратурой не делает из её владельца фотографа, как и наличие красок и карандашей не даёт права называться художником. Отчасти поэтому Александр Князев не снимает уже пару лет, предпочитая быть издателем. Благо, накопленного материала и впечатлений хватит ещё не на одно издание. Скорее всего, оно будет электронным, на дисковом носителе, прогресс технологий неудержим, и автор относится к этому философски спокойно. Потому что есть вещи, микросхемам недоступные. Умение видеть красоту в обыденном, чувствовать и сопереживать, наслаждаться и рассказывать. Для этого и нужен художник света и слова.