В заголовке скрыт пароль, по которому Гуманитарный центр периодически проводит вербовку в ряды своих (по)читателей. Воздействовать на душу и психику, как известно, лучше всего начинать в самом нежном возрасте, чем блестяще пользуется коллектив детско-юношеского отдела. Навыки нейролингвистического программирования, успешно опробованные за 20 лет на многих поколениях, помогли и на этот раз вовлечь в общество библиофилов новых приверженцев. Обещанием чудес невиданных и открытием страшной тайны удалось заманить в Гуманитарный центр наивных первоклашек из гимназии № 2. Несмотря на традиционно закрытый характер обряда, нам удалось получить допуск на церемонию, увиденное и пережитое заставило немного по-другому отнестись к приёмам психологического воздействия, принятых в наше время.

Нажитые годами стереотипы подсказывали наличие на обряде мрачного антуража, горящих пентограмм, жертвоприношений и давящей на сознание органной музыки; закутанных в тёмное одеяние жрецов, что заставляют расписываться кровью летучих мышей в древнем кожаном фолианте. Торжественно и страшно. Но прикосновение к тайне книжных сокровищ происходит совсем не по канонам средневековых ужастиков. Яркий свет льётся из окон, помещение для церемонии посвящения напоминает детскую мечту о рае земном: столько вокруг интересного и манящего. Служители библиотечного культа сладкими голосами сирен повествуют о волшебном мире, куда так легко попасть, если научиться собирать в осмысленное те закорючки, что украшают листы бумажных кирпичиков, из которых состоят стены их заведения. Сомневающимся демонстрируют самые изощрённые образцы типографского искусства, приглашённые актёры давят на неокрепшие души изысканным слогом, смешные мультики показывают и даже кукольный театр задействуют. Какое детское сердце не дрогнет? И вот уже нестройным хором дают они клятву читателя, обещают «чтить и выполнять». Многие, полностью очарованные, были бы готовы и формуляр заполнить, если бы умели. Пали бы жертвой коварного библиотекарского плана. Потому что: отныне будет запрещено книги использовать не иначе как для чтения (Ой!); листы в книгах не сгибать, не рвать, картинки не вырезать (Что? Совсем?); во время еды книгу не читать, мокрым и жирным не пачкать (Инквизицией пахнуло); на страницах не рисовать (нет, ну это уж совсем…).

Но гипноз обряда таков, что никто, затуманенный действом, о последствиях не задумывается. Разум детский далеко не заглядывает. Да что там дети… Автор этих строк, будучи «глубоко» взрослым, сам не устоял. Теперь мой формуляр в картотеке находится. Поддался чарам, дал слабину. Теперь не знаю, что делать, с чего начать… «Колобок» заново переосмыслить, или «Незнайку на Луне». Сильная вещь, говорят.

Раздел: