"Любовь против танков"

Картины на военную тематику, за редким исключением, из общего ряда не выбиваются. Экономя средства на знающих консультантах, создатели успели вбить в сознание зрителя свои стереотипы о так называемой «правде войны». Она, по их мнению, была ужасна: заградотряды, стреляющие в спину своим; вечно пьяные командиры, обязательный зверь-особист; одна винтовка на троих и закидывание врага трупами. За достоверностью событий, техники и костюмов следить считалось излишним. Фразой «я художник, я так вижу» авторы отмахивались от любых обвинений в фальшивости происходящего. Клюква на экране цвела развесистая и ядрёная. В самом деле, что вы придираетесь: деньги немалые получены и распилены, конечный результат – сколько фильм соберёт в прокате – уже никого не волновал. Дошло до того, что титр «При поддержке министерства культуры» стал гарантией, что сейчас мы увидим очередную киноподелку, заставляющую зрителя испытывать испанский стыд, а Badcomedian потирать руки в предвкушении нового материала. Впрочем, под попкорн и пепси – самое оно!

Долго так продолжаться не могло. Маятник неизбежно качнулся в другую сторону. Остались в российском кинематографе люди, для кого надругательства над нашей историей нестерпимы, а память предков священна. Первым вестником такого кино стала «Брестская крепость», затем «28 панфиловцев». «Подольские курсанты» готовы были занять своё почётное место в этом строю. В пользу этого фильма говорило многое: реальные события, положенные в основу и подбор актёров, достоверность военной техники и обмундирования, декорации подстать эпохе. Пиротехнические и компьютерные эффекты создают полную погружённость в происходящее. Это могло быть настоящее мужское кино о преодолении и подвиге. Но, как оказалось, авторов в своё время укусил Голливуд, и яд не сумели вовремя блокировать. Стоило в кадре появиться хорошенькой медсестре – подумалось сразу, - «вот и кончилась война, сейчас начнётся любовь под пулями». Так оно и вышло. Сценаристов понять можно, они всеми силами пытались завлечь в кинотеатры женскую половину аудитории, но вышло нелепо, раздражающе и неуклюже. Все штампы оказались собраны воедино: соперничество героев, проводы, взгляды, поиски, потеря, геройская гибель. В какой-то момент стало казаться, что любовная история затмевает основную идею фильма. Очень многие моменты фильма будто старательно ученической рукой списаны с уже виденной классики. Основан на реальных событиях, говорите? Не было в том ДОТе с лейтенантом Алёшкиным в тот день никакой медсестры, только шесть курсантов, но ради красивого и душещипательного финала можно поступиться правдой и сценарий подправить. Командир перед боем фото семьи на щиток пушки крепит, монолог о Красной площади произносит, и танки вражеские его не беспокоят. Так надо ради значимости момента. Расчёт артиллерийский скачет вокруг пушки с криком «ура» после удачного выстрела, на остальные танки не обращая внимания. Так положено по уставу? Почему же раньше умели снимать фильмы о войне, как о тяжёлой мужской работе, где женщин на передовой не было, герои были немногословны и на эмоции скупы, но завораживало и держало в напряжении происходящее на экране. Видимо, чем дальше от нас события тех лет, тем более секрет этот теряется. Вот и пытаются современные режиссёры заменить безуспешно его обилием спецэффектов и введением в сюжет любовной линии. Хотелось же просто правды, без авторских лирических вкраплений. Ничего больше.

Как бы то ни было, с выходом фильма ещё одна страница Великой Отечественной войны становится ближе и понятнее современным россиянам. Из 3500 курсантов двух училищ 2500 навсегда остались на Ильинском рубеже.

Раздел: 

Еще материалы из фотогалереи:

Виртуальная справочная служба

Новинки

Последние материалы