"История одной семьи"

Что мы знаем о Владимире Платоновиче Сукачёве, кроме того, что в этом году ему исполнилось 170 лет со дня рождения? И он - единственный в истории избранный глава Иркутска на самый продолжительный срок - 12 лет? И что Иркутский областной художественный музей с богатейшей на востоке России коллекцией предметов искусства носит его имя? И что именно при Сукачёве было организовано Добровольное пожарное общество Иркутска, появились телефонная связь и электричество, модернизирован водопровод, построен первый, понтонный, мост через Ангару. Во всё он вникал и для всего находил время. Даже для писем близким людям.

Доказательство этому – вышедшая в нынешнем году в свет книга Натальи Гончаренко «Сукачёвы. История одной семьи», с которой автор на встрече в Гуманитарном центре познакомила наших читателей.

На страницах издания впервые опубликованы письма, отправленные более столетия назад бывшим городским головой Иркутска, меценатом и общественным деятелем Владимиром Сукачёвым (1849-1920) своему первенцу – Борису (1874-1934). Старшему ребёнку, юноше, молодому студенту, потом – учёному-зоологу, женатому мужчине также адресовали послания мать, Надежда Сукачёва, младшие братья Владимир и Платон, сестра Анна. Эти письма, а также дневники и личные документы Бориса Сукачёва уже более ста лет хранятся в музее и библиотеке университета Тарту (Эстония). Там Борис Владимирович проработал восемь лет, а уже потом в его жизни были Первая мировая война, революция, эмиграция, смерть…

Наталья Гончаренко рассказала, что в Иркутск из Эстонии она привезла более 5 000 электронных файлов – копий писем: «Когда стала читать письма дома, стало ясно, что работа – лет на 10. И в одиночку заниматься этим невозможно. Это был октябрь прошлого года. Я понимала, что ещё чуть-чуть – и юбилей Владимира Платоновича, и что такими темпами пришлось бы не к 170-летию, а к 175-летию готовить их к публикации! Нужны помощники! На мой клич в соцсетях отозвались 18 человек. На самом деле их было больше: в процессе подготовки книги кто-то обрабатывал фото, кто-то выполнял ещё какие-то работы. Письма «читали» 18 иркутян совершенно разного возраста: и пенсионеры, и молодёжь. Например, одна из участниц как студенческую практику выполнила перевод с французского на русский писем первой жены Бориса Сукачёва, Мэри, внучки декабриста Поджио. Она представила не какой-то там подстрочник технический, а литературный перевод, который отражает именно человека, эпоху… У нас была дама, которая переводила с немецкого языка. В команде были и врач, и журналист, и заместитель министра - достаточно интересная компания! Работали энергично, увлечённо. Некоторые потом рассказывали, что на время перестали варить обеды, убираться в квартире. И в итоге к весне 2019 года было расшифровано около 500 писем. 329 вошли в эту книжку – послания самых близких родственников – мамы, папы, братьев, сестры. Здесь нет писем самого Бориса, нет писем Мэри, потому что мы прочли их не все, нет писем второй жены Бориса – Ольги Кончевской. Нет писем родной тёти, сестры матери, Анны, её сына Александра. Готовятся к публикации письма коллег Бориса по работе, известных биологов М. Римского-Корсакова, С. Аверинцева, В. Шевякова. Послания друзей детства Бориса – впоследствии успешного юриста И. Козьмина и известного учёного-историка В. Солдатова. Это письма молодых людей, которые находятся в начале пути – их надежды, мечты! Их размышления. Я вижу письмо двадцатилетнего юноши столетней давности и понимаю: на самом деле века идут, а какие-то вещи, чисто человеческие, остаются неизменными. Меняются лишь обстоятельства! Но это будет совсем другая история, другая книга».

Раздел: 

Еще материалы из фотогалереи:

Виртуальная справочная служба

Новинки

Последние материалы